День за днем. Дневник Екатерины

Екатерина Казарина перенесла тяжелейший геморрагический инсульт. От неподвижности ее спасли квалифицированная медицинская помощь и собственное упорство. В своем дневнике она описывает ежедневную борьбу с недугом и благодарит всех, кто помогает ей вновь обрести здоровье.

 

К своему инсульту я подошла в 57 лет с полным набором болезней: диабет, подагра, застарелая гипертония и, к тому же, плохая наследственность. Сразу же хочу оговориться: слушайте врачей и принимайте рекомендованные лекарства, чтобы поддерживать давление с молодости в норме. Никакие «травки», «корни» и прочая ерунда не помогают.

У меня был стволовой геморрагический инсульт, самый тяжелый из возможных. После такого выживают единицы, в здравом уме остаются еще меньше. Я выжила и осталась. Поэтому я могу внятно описать, как это было. Еще в машине у меня лопнул сосуд. Резкая, ни на что не похожая боль. Она прошла быстро, но странное состояние осталось. Сначала хотела вернуться домой, но скоро вообще перестала что-то соображать. Изо рта потекла слюна, а я тупо сидела и пыталась вытереть ее платочком. Хорошо, что соседи оказались сообразительными. Сначала они повезли меня в поликлинику. Там сказали, что это инсульт и ждать скорую не стоит, а надо скорее ехать в больницу, благо это пять минут езды. В больнице нас направили в приемное отделение. Потом мне сказали, что в это время я уже впала в кому, но я все отчетливо помню. В тот момент я больше всего боялась, что меня сочтут мертвой и закопают. Меня потом спрашивали, что я видела – ничего. Никаких тоннелей, коридоров, никуда я не летела. А потом начались сны. В этих снах я прожила совершенно жуткую жизнь – ведь все было как наяву.

В коме я пробыла три недели. Что за эти недели пережили мои близкие - словами не сказать. Я была самым тяжелым больным во всей больнице. 

Заведующий реанимацией перепробовал все возможные и невозможные методы. Бригада нейрохирургов  не стала оперировать – слишком опасно. В это время мои близкие ездили по церквям и монастырям отмаливали меня.

Я пришла в себя.  Возвращалась назад к жизни я очень тяжело. Пропала речь, полная парализация. Из меня торчали какие-то трубки. Объяснялась глазами, насколько могла. И была постоянная боль.

Еще в реанимации со мной начали заниматься лечебной физкультурой. На мое счастье, мне попалась очень милая молодая врач, которая искренне хотела мне помочь. До сих пор её помню. Огромное ей спасибо. И в один из дней у меня вдруг «отошла» правая половина тела. Я, наконец, смогла хоть как-то объясняться жестами. Кое-как умолила вытащить из меня трубки. Вскоре восстановилась речь. Конечно, говорила я хрипло, с трудом, не всё получалось, но можно было хоть как-то объясниться.

Когда я пришла в себя, моим родным сказали, что даже в коляске я вряд ли смогу сидеть, воздухом дышать, а я через год уже поехала к стоматологу. Надо только верить в себя и работать беспрестанно. Надо применять все средства – и физкультуру, и апитерапию, и молитву, и беседы со своим организмом – всё.

Дома приготовились к моему приезду профессионально. Купили специальную кровать, кресло-туалет. Договорились с сиделкой. Первый раз после всех больниц меня посадили в кресло и повезли по комнатам. Чувство незабываемое! Вообще-то, если бы не помощь родных и друзей, то лежала бы и лежала. Но дочь упросила врача по лечебной физкультуре заниматься со мной. Полгода занятия шли очень интенсивно, почти каждый день. Было очень тяжело, я рыдала, ругалась, но все-таки делала все. Врач учила меня вставать, переворачиваться, стоять с палкой. Когда восстанавливаются парализованные нервы и мышцы, поднимается температура, боли во всем теле страшные. В то время Скорые у меня были через день. Потом, конечно, полегче.

Не знаю, как у других, а в моем случае все шло очень медленно… Я и до сих пор плохо стою. Но самостоятельно я очень плохо хожу по другой причине. Дело в том, что почти в самом начале по приезду из больницы я упала и сломала плечо. После этого падения у меня в мозгах что-то защелкнулось, и я стала ужасно бояться.  Однажды я смотрела сериал про больницу и меня вдруг осенила мысль: а что, если причина моей неподвижности - в «мозгах»? Вот так я пришла к идее занятий с психологом  - из-за страха ходить.

Я начала заниматься с психологом и дело сдвинулось с мертвой точки. Буквально на следующий день мне стало полегче. Хотя у меня бывают периоды отчаяния, все надоело, устала, безнадежно - потом преодолеваю себя и продолжаю дальше «нахаживать». Меня греет мысль, что в цирке даже медведи учатся ездить на велосипеде, а люди вообще развивают свое тело до умопомрачительных трюков – неужели я не смогу научиться просто ходить? Конечно, от родных и близких, и от самого больного нужны колоссальные сила, выдержка, любовь и терпение. Надо тупо, изо дня в день делать упражнения, ходить, двигаться. Раз в неделю сдвиг чуть – чуть и опять ждешь, занимаешься и надеешься. Я пока самостоятельно еще не хожу, но надеюсь, что буду ходить еще много лет, ездить в метро, ходить за грибами, - вести образ жизни здорового человека и ценить жизнь во всех ее проявлениях.

Оставить комментарий